Гололёд и знойная жара

Галина Скири

 

Я услышала сегодня песню Высоцкого про гололёд. Это слово отбросило меня на двадцать лет назад, в прошлое. Я снова очутилась в маленьком шахтёрском городке, в квартире мамы вместе с сыновьями и моим братом. Муж далеко, за границей, брат Лёня еще холостяк, работает шахтёром. Он недавно отслужил армию, решил немного заработать, осмотреться, а затем уехать в большой город. Сашуня, мой младший двухлетний сынок заболел, у него резко повысилась температура, он начал задыхаться, тяжело дышит. Мы с мамой в панике. Телефона у нас в квартире нет, скорую помощь вызвать проблемно, кроме того из-за плохой погоды неотложка может и не прийти. За окном холодная ноябрьская ночь, на улице сильный гололёд, всё покрыто коркой гладкого, прозрачного, как стекло льда. 

      Зима в Ростовской области обычно слякотная. Пойдет снег, на другой день дождь моросит, а ночью ударит мороз. Деревья стоят голые, покрытые толстой коркой  льда. Сквозь ледяной панцирь видна каждая веточка, каждый сучок. Под тяжестью льда деревья изнемогают, ветки ломаются. Дороги посыпают жужелицей, золой от каменного угля. По тротуарам люди идут мелкими шажками, придерживаясь, где возможно, за стены домов или деревянные заборы. 

      Ребёнку нашему плохо, дыхание прерывистое, он весь горит. Ни я, ни мама не сможем дотащить его на руках до больницы. Он тяжёленький, а в зимнем пальто тем более. Мы с мамой решаем отвезти малыша в больницу на санках. Но наши санки без спинки, нужно будить соседей, просить подходящие санки. У меня от страха руки трясутся, на глазах выступают слёзы. Мама еще больше паникует, чем я. Мы уже не уверены – дотянет ли наш малыш до утра. И тут на пороге квартиры появляется Лёня, он вернулся с вечерней смены. Трезво оценив ситуацию, брат командует: 

   - Живо одевайтесь, идём в больницу! 

     Через две минуты он уже несёт одетого Сашу на руках, а я с мамой стараемся за ним поспеть. Лёня работает в шахте, там всегда сыро, вода хлюпает под ногами. Угольные пласты часто бывают гладкими и блестящими как зеркало. Все шахтёры умеют ходить по скользкому льду. Шагая, нужно ставить ступни паралельно земле. Лёня бодро печатает шаг, а мы с мамой семеним за ним, держась за штакетик заборов, отделяющих дома от тротуаров. 

      Через пятнадцать минут мы в больнице. Оказывается, у ребёнка нет ничего страшного – грипп, начало ангины. Саше сделали укол, температура упала, дыхание выправилось. Мы с мамой смотрим на Лёню, как на Бога: какой он высокий, красивый, сильный. Как хорошо, что он у нас есть! Домой вернулись уже за полночь, умиротворенными. В больнице нам выписали лекарство, завтра утром купим его в аптеке и будем лечить  нашего мальчика.    

      Миновало почти три года после той ноябрьской ночи. Колесо фортуны прокрутилось и вновь поставило меня в такую же  ситуацию. Я с двумя сыновьями, муж далеко, рядом пожилая женщина, и Саша неожиданно стало плохо. 

      Но теперь живу в Тунисе, в курортном городе Монастир. Муж с утра уехал на работу в другой город, дома остались я с детьми и свекровь. Конец лета, жара, я в интересном положении, через два месяца появится на свет моя Машенька. У пятилетнего Саши высокая температура, он пылает, его нужно срочно показать врачу. Телефона в доме нет, ни я, ни пожилая свекровь не сможем донести ребенка до больницы. 

      Старший сын побежал к родственникам, они живут недалеко. Пришла племянница мужа, Фузия, ей восемнадцать лет, она здоровая и крепкая девушка. Фузия решительно берёт на руки больного ребёнка и собирается нести его к врачу. Живописной группой по жаре мы идём в госпиталь: европейская женщина на сносях, черноволосая девушка, несущая светленького, тяжело дышащего мальчика и пацанёнок-блондинчик девяти лет.

      Женщина-врач осмотрела сына, к счастью у нас была медицинская страховая карточка. У него оказалось инфекционное заболевание, ребенку  сделали укол, температура снизилась. Мы немного посидели в госпитале, передохнули. Саша уже не горит, ему легче, дыхание нормализовалось. 

      И тут я обратила внимание на ноги Фузии, она сидела босая, сняв туфли. Сзади, выше пяток, там где кончается край обуви, у неё текли струйки крови. Оказывается в спешке она надела первые попавшиеся туфли, которые оказались ей малы. Девушка терпела боль, ничего нам не сказала, не пожаловалсь, торопилась донести больного ребёнка до госпиталя. Слов нет, какие бывают чудесные люди на свете. Теперь я уже не помню точно: как мы вернулись домой, кажется какой-то знакомый помог нам, подвёз на машине. 

      Как хорошо, что в мире так много добрых и отзывчивых людей, готовых прийти на помощь в трудный момент твоей жизни. 

      Сегодня, спустя почти двадцать лет, я не могу без благодарности в сердце вспоминать ту ноябрьскую холодную ночь. Брату Лёне было тогда всего двадцать два года, столько же, сколько сейчас моему сыну. 

      Действия  происходили осенью 1982 и летом 1985. Рассказ написан в 2002 году.

Уважаемые читатели, если публикация вам понравилась, оставьте ваши отзывы, это вдохновит писательницу на новые произведения. Спасибо!

Комментарии: 0