Две жены суданца

Галина Скири

 

      Один суданец умудрился привезти к себе на родину двух жен-иностранок. Вот как это произошло. Мужчина учился в Ташкенте и познакомился с русской медсестрой Таней. Молодая женщина недавно развелась с мужем, одна воспитывала сына. Неизвестно, как и чем, но суданец покорил Танино сердце, она вышла за него замуж. Вскоре в семье родилась дочка. К тому времени, когда муж закончил институт, дочери исполнилось три года.

     Муж сказал Тане, что повезет девочку в Судан для оформления ей гражданства. Жена провожала его с дочкой в аэропорту и удивлялась: почему муж так нервничает? Супруг крутит головой, дергается, весь не в себе. Только потом Таня узнала: этим же рейсом летела вторая жена суданца – узбекская женщина. Суданец умудрился жениться в Ташкенте дважды - на русской и узбечке, благо по законам его страны это позволительно, там офицально существует многоженство. 

     В своем родном Судане он бы и один раз не смог жениться. Чтобы обзавестись семьей, суданец несколько лет копит деньги на свадьбу. Мужчине престижно быть женатым, а тем более иметь нескольких жен. В Ташкенте суданец фактически даром, за бесплатно, приобрел сразу двух жен, которые не знали о существовании друг друга.

     Муж уехал – и ни слуху ни духу. Таня переживает за судьбу дочери, пишет письма. Наконец, муж откликнулся и послал жене вызов. Таня на свои деньги купила билет для себя и сына и прилетает в Хартум, столицу Судана. 

     Здесь правда жизни стукает её со всего размаха по голове. Оказывается, своего дома у мужа нет (хотя он сочинял сказки насчет собственной виллы), Таню вместе с сыном суданец везёт в родительский дом. А там и так всё переполнено: сестры со своими мужьями и детьми, старики-родители. Мужу выделили две малюсенькие комнаты – одна для Тани с детьми, вторая – для узбечки Лейлы и её двух дочерей. 

     Бедность в доме невероятная. Кроватей нет, матрасы лежат прямо на полу. Столов – стульев также нет, даже занавески на окнах отсутвуют, в комнатах рои мух. Впрочем, суданца это ничуть не смущает. Он чувствует себя королем, падишахом: ну как же, у него, простого парня, две иностранные жены.

     Вся суданская родня с самого начала невзлюбила новеньких. На женщин косо смотрели, за их спинами переговаривались. Обстановка в семье была напряженная, даже тяжелая. Может, поэтому перед лицом всех окружающих, Таня и Лейла сдружились. Помогали друг другу чем могли, коротали вдвоем вечера, если общий муж где-то задерживался.

     Нужно заметить, что к сыну Тани относились хорошо. В доме были одни сплошные девчонки. К мальчику, как это принято в арабских семьях, относились как к будущему мужчине, главе семье – с почтением и уважением. Ребенку подавали еду за отдельным столом, всегда самый лучший кусок. Мальчик командовал в семье, даже старшие по возрасту девочки во всем его слушались и подчинялись любым приказам. 

     Отчим любил Таниного сына. Ребенка записали в местную школу. Восьмилетний пацан быстро выучил арабский язык и проходил школьную программу семимильными шагами. 

     Здесь бы можно и поставить точку в рассказе. Мужчина потихоньку начал зарабатывать деньги, две его жены не ссорились. Впоследствии он бы, может, купил дом, выучил бы детей. 

     Но жизнь внесла свои печальные коррективы. У Тани был врожденный порок сердца. Суданская жара на неё плохо подействовала. Состояние здоровья у женщины резко ухудшилось, и она умерла. Подруга Лейла стала приемной матерью Таниным детям. 

     В судьбу мальчика вмешивается бабушка, мать Тани. Она пишет в Судан слёзные письма: верните мне мою кровинушку, моего внука. Через год двенадцатилетнего мальчика сажают на самолет и отправляют в Ташкент. Ребенок прожил в Судане четыре года, относились к нему в семье как к принцу, выполняли все его прихоти. Мальчик понял, что мужчина существо более значительное, чем женщина. Бабушка не была готова к такой перемене в характере внука. Она помнила маленького, послушного мальчика. А приехал хулиган, воспитатель, командир и грубиян. В школе учился плохо, ему откровенно не хотелось слушаться учителей, делать уроки. 

     Четыре года жизни в Судане отразились на характере мальчика. В Ташкенте парень связался с плохой компанией, гулял по вечерам, начал курить, пропускал занятия в школе. Да еще к тому же третировал бабушку, пытался ею командовать. Допытывался у старушки: куда, зачем и на какое время она уходит из дому. Почему поступает так, а не этак. 

     Бабушка не могла справиться с внуком. Она снова начала писать слёзные письма в Судан, но теперь уже с другой просьбой: заберите от меня этого шалопая. Воспитывайте его сами. 

     Но, как говорят, поезд уже ушел. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Отчим-суданец как ни старался, не смог заполучить мальчика назад, у него на это не было никаких юридических прав. Мать мальчика умерла, ребенок считался теперь ему чужим. 

     Внук остался с бабушкой, дальнейшая его судьба неизвестна. Лейла прожила в Судане еще год, затем вернулась в Ташкент вместе с дочками. Она устала от бедности, жары и чужой страны. Танина дочка живет с отцом в Судане.   

     Рассказ написан в 2001 году.

 

Комментарии: 0