История кирпичного завода в Судане

Галина Скири

 

     Человек предполагает, а Бог располагает. Ты не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Это история о русском бизнесмене, потерявшим состояние, здоровье, семью в результате излишней доверчивости.

  В начале девяностых годов в Ленинграде жил преуспевающий молодой бизнесмен. У Романа казалось было всё, что нужно для счастья: красавица-кореянка жена с точеной фигуркой, черноглазая шалунья-дочь, свое собственное успешное дело. Когда семья шла вместе – голубоглазый высокий блондин, миниатюрная жена и одетая, как куколка, девочка - на них нельзя было не любоваться. Отец Романа, студент из Ирака, учился в Ленинграде. После окончания института вернулся к себе на Родину, мать ехать в Ирак не захотела. Отец еще раз женился в Ираке, но связи с сыном не терял. Получив высшее образование, Роман работать по специальности не стал, занялся бизнесом. Он возил в Ирак пластмассовые елочки, привозил оттуда золото и выгодно его продавал. Потом у Романа появился еще другой бизнес, в результате которого наш герой приобрел квартиру, дачу машину. 

      Правда, жена с матерью не очень ладили, но это уже мелочи жизни. В доме, где жил Роман, на одной с ним лестничной площадке снимал квартиру студент из Судана. Все студенческие годы, пока Тауфик учился, они с Романом были лучшими друзьями. Роман привозил для Тауфика подарки, водил его в рестораны и полностью доверял суданцу. Но можно прожить с человеком много лет бок о бок, считать его своим другом и не понять его до конца, потому что это человек другой страны. Русский человек, съев с товарищем пуд соли, сможет затем понять психологию партнера. Невозможно никогда до конца узнать иностранца, у них отличный от нашего ход мысли, другая вера и воспитание, эта разница заложена с детства. 

      Когда Тауфик, закончив институт возвращался на Родину, они с Романом договорились сделать совместный бизнес. Тауфик нарисовал радужную картину:

    - В Судане много строятся, строительного материала не хватает. Небольшой кирпичный завод – это как раз то, что нужно его стране. 

      План был таков: Роман покупает в Ленинграде небольшой кирпичный завод и отправляет его в Судан. Приезжает сам, привозит деньги для регистрации и открытия компании, а Тауфик подготавливает нужные документы, разрешение на работу завода и берет на себя все расходы на проживание Романа с Судане.

      Роман согласился на этот план. Через год Тауфик звонит Роману, посылает ему факсы и уговаривает начинать совместное дело. У Романа был компаньон Геннадий, который тоже загорелся идеей кирпичного завода. На двоих у друзей было тридцать тысяч долларов, но для закупки завода и открытия бизнеса этого мало. Друзья взяли в долг у богатых людей по двадцать тысяч каждый и были уверены, что смогут вернуть деньги вовремя вместе с процентами. 

      Завод купили и отправили на корабле. Геннадий вместе с женой и сыном, Роман (его жена ехать отказалась) двинулись в Судан. Тауфик встречает их с распростертыми объятиями, селит в гостиницу. Сын Геннадия пошел в платную английскую школу, друзья посещают по вечерам американский клуб, все довольны и ждут завод. А завод почему-то всё не приходит. Роман и Геннадий не знают ни арабского ни английского языка, в порт ездит Тауфик. Он  возвращается и разводит руками:

    - Нашего груза всё еще нет.

      Пока ждали завод, Тауфик оформил документы на совместную компанию, расписались все трое. Друзья из России вложили в банк сорок тысяч долларов, у Тауфика денег не было. Вся документация была на арабском  языке, поэтому бизнесмены из России мало что поняли в контракте. 

       Несколько месяцев друзья проживали в гостинице, затем Тауфик сказал, что оплачивать гостиницу ему дорого, Геннадий с Романом переехали жить к богатому родственнику суданского компаньона. На платную английскую школу больше не было денег, сын Геннадия пошел в простую арабскую школу. 

     Прошел год, а завода все нет, денег тоже нет, родственник Тауфика кормит их из жалости. Сын Геннадия продолжает ходить в местную школу и уже стал похож на суданских детей – потемневший от жаркого солнца. 

      Роман и Геннадий научились немного арабскому и английскому языку. Они вышагивают ежедневно километры по одному и тому же маршруту: порт, муниципалитет, торговые организации – ищут следы своего завода. В один отнюдь не прекрасный день они узнали, что их компания больше не существует. Тауфик закрыл счет и взял все деньги из банка себе. Они кинулись к Тауфику:

    - Где наши деньги, где завод?

      Тауфик сказал, что завод потерялся, а деньги он уже расстратил. Роман с Геннадием подали в суд на Тауфика. Но в Судане все дела в суде идут очень медленно, может пройти десять и двадцать лет, прежде чем твоё дело будет решено. Ежедневно друзья ходили в суд, в порт, пытались обращаться в международные организации. 

      Русские бизнесмены жили в бедности, в жаркой, пыльной чужой стране. Жена и сын Геннадия уговаривали его оставить мечты о кирпичном заводе и уезжать, но он не слушался. Однажды жена Геннадия сказала:

   - Ты уйдешь сегодня опять искать свой кирпичный завод, когда вернешься, я буду висеть вот на этом крючке. Больше не могу здесь находиться.

      Это отрезвило Геннадия, он обратился к Тауфику с просьбой дать деньги на билет. Бывший компаньон ответил:

    - Я  дам тебе билет в любую страну, но ты напишешь расписку, что больше не имееешь ко мне никаких денежных претензий. 

      Геннадий вынужден был согласиться. Домой он ехать побоялся: могут убить за невозврат долга. Посовещавшись с женой, решили ехать в соседнюю страну - Кения. Мальчик их говорил по-арабски, мог ходить в местную школу. Геннадий надеялся найти в Кении работу. Роман умолял друга не уезжать, бороться до конца, называл Геннадия предателем. Но, проведя в Судане полтора года, Геннадий потерял всякую надежду на справедливость и уехал.

      Роман остался один. Он познакомился с суданцем Беширом, владельцем аптеки, жившим до этого в Лондоне. Роман был общительным человеком, быстро сходился с людьми. Бешир по дружбе стал обучать Романа английскому языку. Роман ходил к новому другу в гости и был очарован его детьми, особенно младшей дочерью, которая чем-то напоминала его собственного ребенка. Беширу было приятно видеть, что иностранец испытывает нежность к его детям.

      Через Бешира Роман познакомился с доктором-суданцем, получившим в Ленинграде медицинское образование. Роман семь месяцев прожил у доктора, пока тот не женился. Им было о чем поговорить, вспомнить прекрасный город на Неве. Доктор, узнав историю Романа, поехал в порт искать следы потерянного завода и узнал следующее: кирпичный завод пришел уже давно и пять месяцев назад был продан с молотка. По суданским законам если за собственностью в порт никто не приходит, то по истечении года проводится аукцион для всех желающих. Но так как объявлений о продаже завода не было, не было и аукциона. Завод по очень низкой цене купил мэр города Омм-Дурман – это город, примыкающий к столице Судана, Хартум. На кирпичном заводе уже  выпускают продукцию. Доктор также узнал, что Тауфик приходится племянником мэра.  

      Это был страшный удар для Романа. В это время доктор собрался обзаводиться семьей, и Роман вынужден был поселиться в отдаленном захолустном поселке, в недостроенном доме, без света и воды, как нищий южанин. Ему платили гроши за то, что он караулил несколько незаконченных домов. Роман решил не сдаваться и продолжать борьбу. Он вышагивал километры по испепеляющей жаре, чтобы дойти до суда. Денег на автобус или такси у него не было. Похудевший, весь черный от солнца, с копной нестриженых волос Роман шагал и шагал из одной организации в другую и всем рассказывал свою историю. Вскоре половина столицы знала, что с ним произошло.

     Роман стал ухаживать за секретаршей в суде, польщенная девушка старалась ему чем-то помочь. Роман добился того, чтобы завод остановили. Продать или вывезти завод он не имел права: его компания больше не существовала. Деньги у Тауфика забрать было невозможно. Суды постоянно откладывались, требовались новые документы, новые подтверждения, новые свидетели, за все нужно было платить. 

      У Романа образовался жировик за ухом. Когда он пришел к доктору, тот предложил сделать биопсию, но денег на анализ у Романа не было. Жировик ему мешал и Роман попросил доктора срезать нарост. После удаления жировика у Романа начались головные боли. Однажды он потерял сознание на улице и упал. Местные жители его подобрали, привели в чувство, спросили:

    - Куда тебя отвести?

      В ответ они услышали на чистом арабском языке:

    - На кладбище.

      На кладбище его, конечно, не повезли, доставили в муниципальную больницу. Оттуда его забрала к себе домой суданская женщина Амель, закончившая в России университет. У нее в это время болел муж, и она стала ухаживать сразу за двумя мужчинами – мужем и Романом. У Романа было редкое качество: умение сближаться с людьми, находить себе друзей. Немного оправившись, Роман снова пустился в свои тяжбы.

      Девушка-секретарша из суда помогла Роману добиться приема у Тураби, крупного мусульманского лидера в правительстве. Выслушав внимательно русского, Тураби сказал:

    - Это дело бесконечное и безнадежное. Ты проведешь годы в Судане, ничего не добившись. Я тебе предлагаю двадцать тысяч долларов из моих личных денег, ты уезжай. 

      На это Роман ответил:

    - Нет, мне двадцати тысяч мало, я хочу вернуть все мои деньги.

      За хранение кирпичного завода на территории порта набегали деньги, и неизвестно, сможет ли когда нибудь Роман выкупить назад свой завод. Однажды Роману нужно было перевести и напечатать какой-то документ. Он зашел в университет и познакомился там с русской женщиной Таней, работавшей в администрации. 

      Через Таню Роман вышел на других русских женщин и жизнь его немного стала легче. Таня жалела Романа, давала ему деньги на такси, чтобы он не шел пешком по изнуряющему суданскому пеклу. Роман никогда не брал лишних денег, возвращал Тане, если она давала больше, и говорил:

    - Беру только на транспорт, на питание мне хватает, получаю зарплату сторожа. 

      Русские женщины стали его подкармливать, звали в гости на обед. Изголодавшийся Роман с радостью налегал на борщ, пельмени, картошку – русскую еду, которуе росиянки не забыли в далеком Судане. Все они – Валя, Таня, Лена, Оля, Катя стали уговаривать Романа уехать из Судана, бросить своё безнадежное дело, поберечь здоровье. Но Роман был страшно упрямый, убедить его в чем-то невозможно. 

      Однажды он вместе с двумя летчиками устроил голодную забастовку перед зданием международной организации. Российские летчики, работавшие в Судане, не получили никаких денег за свою работу (в этой стране такое случается часто). Три дня они просидели на виду у всех людей с плакатами в руках. Летчикам заплатили какие-то деньги, они уехали, а Романа отвезли в Российское посольство. Секретарша посольства даже стакан воды ему не подала. Консул сжалился, предложил йогурт и хлеб, от хлеба Роман отказался. 

      Оказывается, посольство России разыскивало Романа, чтобы сообщить ему,  неприятную новость – жена подала на развод и прислала в Судан документы о разводе. Роман позвонил в Ленинград и узнал у матери требования жены: или он срочно возвращается назад, или жена разводится и уезжает на Сахалин к своим родственникам. Возвращаться Роман не захотел, он все еще надеялся выиграть суд, вернуть свои деньги. Позднее Роман узнал, что жена развелась, продала квартиру, дачу, машину и уехала вместе с дочерью. Ни матери, ни жене Роман не говорил правды о том, что с ним произошло в Судане. Он писал, что занят делом, и приехать в Россию пока не может.

      Здесь бы Роману остановиться, одуматься, взглянуть вокруг и спросить себя:

    - Что он делает вот уже четвертый год в чужой стране? Жизнь разваливается, как карточный домик. Потерял жену, дочь, друга, теряет здоровье. И не видно конца-края затяжным судам.

      Но нет, Роман был упрям и не хотел верить, что он проиграл. Когда Бог хочет наказать, он лишает человека разума. Одна цель засела у бывшего бизнесмена в голове - вернуть завод и деньги.

      Все сомнения он отметал, не хотел смириться с неизбежным. У Романа не прекращались головные боли, он страшно исхудал, ослаб, еле ходил и вынужден был лечь в муниципальную больницу. Врачи обнаружили опухоль мозга. Нужно было сделать всестороннее обследование, может быть, операцию. В муниципальной больнице на это не было средств. Русские женщины стали собирать деньги, обратились в посольство, и там тоже выделили часть средств. Один богатый суданец, получивший образование в Москве, обещал оплатить операцию, но затем исчез. Наконец, совместными усилиями нужная сумма была собрана, и Романа перевели в частную клинику.

      Хирург из клиники, узнав историю, Романа сказал, что сделает операцию бесплатно, нужно будет заплатить только за послеоперационное лечение. Русский консул вместе с одной из женщин отвез в лабораторию на анализ часть срезанной опухоли. К сожалению, диагноз был неутешительный: злокачественная опухоль. Русские женщины распределили между собой дежурства и ежедневно навещели Романа, приносили ему домашнюю еду. После операции и длительного голодания у Романа был зверский аппетит. Он съедал всё, что ему приносили, и просил добавки. Суданка Амель также навещала Романа, готовила для него вареники, но у неё получалось невкусно. Чтобы не обидеть Амель, Роман просил:

    - Девочки, выбросьте эти вареники и вымойте миску, а то Амель увидит что я их не съел, и обидится. 

      Роман даже в больнице не унывал, шутил, выдавал экспромтом прекрасные стихи. Когда его просили повторить он отвечал:

    - Поезд ушел, я уже не помню что сочинил.

      После операции Роману назначили химиотерапию, у него стали выпадать волосы. Начала загнивать рана на голове, очевидно, во время перевязки внесли инфекцию. Левая рука и левая нога отказывались подчинятся. Доктор запретил ему ходить, но Роман пытался вставать и, опираясь, о стенку брел по палате. Говорил пришедшим к нему женщинам:

    - Вот я скоро поправлюсь, смогу дойти до здания суда и выиграю мое дело.

      Женщины подшучивали над ним:

    - Как же ты дойдешь? Ты хромой, тощий и лысый..

      Роман не обижался. Он очень скучал по дочери, которую не видел уже четыре года. Рассказывал, какая она красивая, веселая, потешная. В день рождения дочери женщины решили сделать ему подарок: принесли в больницу мобильный телефон. Роман позвонил на Сахалин:

    - Доченька, поздравляю тебя с десятилетием!

    - Папа, где ты? Почему не приезжаешь ко мне? У меня уже есть новый папа, но я тебя люблю больше и очень по тебе скучаю, приезжай скорее.

    - Я скоро прилечу к тебе, доченька! - заплакал Роман и отключил телефон. 

      Он не хотел сообщать даже матери, что болен. Мать писала сыну письма, настаивала на своем приезде в Судан. Узнав это, консул ужаснулся:

    - Где мы её будем размещать? У тебя у самого нет никакого пристанища. Кто её будет кормить?

      Консул и женщины уговорили Романа написать матери правду. Все эти долгие годы Роман не рассказывал домашним о своих неприятностях. Доктор запретил ему курить, но Роман выпрашивал у обслуживающего персонала сигареты, и ребята из жалости снабжали Романа куревом. Вскоре кончились деньги, которые женщины собрали на лечение. Роману нужно было покидать клинику, но идти ему некуда. Он был ослаблен, еле ходил. Как трудно было  уговорить Романа уехать в Ленингад. Он боялся ехать, говорил:

    - Мафиози меня убьют за невозврат денег.

      Все-таки смогли его убедить, что нужно вернуться домой и продолжать лечение, иначе в Судане он не выживет. И опять вставал денежный вопрос: кто купит ему билет. Посольство помочь отказалось. Обратились россиянки за помощью к христианские церкви, греческую и армянскую В последней выслушали историю и дали деньги на билет.

      В аэропорту Роман шел, поддерживаемый с двух сторон. Долетел он благополучно, встретила его мать. В Питере ему сделали еще одну операцию, назначили вторую, Роман продолжает лечение. Деньги на операцию прислал отец из Ирака. Роман звонит в Судан, пишет письма. Говорит, что скучает по русским женщинам, по их грибному супу, здесь его никто не кормит так вкусно. Докладывает, что ходит почти нормально, и, как только выздоровеет до конца, приедет в Судан продолжать борьбу. 

      Тауфик жив-здоров, где находится теперь кирпичный завод и кто его владелец, женщины не знают.

    Это история была записана в 2001 году, все лица реальны. К сожалению главного героя уже нет в живых, не получилось одолеть болезнь.

Комментарии: 0