Происшествие в Дохе

 

Галина Скири

 

     Печальную историю рассказала Марина.  Её дочка Лиза была задействована в английском театре Дохи (столица Катара). Показывали пьесу Шекспира «Двенадцатая ночь». В конце марта мать и дочь пошли на спектакль. Марина села возле запасного выхода. Еще до начала спектакля зрителям рассказали, куда нужно бежать в случае пожара. Зал был полон: родители выступающих детей и просто люди, интересующиеся театром. За десять минут до окончания спектакля все услышали какой-то стук – подумали, что  упал стол в холле. Потом через несколько секунд раздался мощный взрыв. Двери зала распахнулись и вылетели от горячей взрывной волны, попадали люстры, повалились декорации. Марина говорит, что её прижало к коленям потоком жаркого воздуха, наверное, поэтому она  пострадала не очень сильно. Марина не растерялась, хотя конечно очень испугалась, выбежала из зала, начала искать Лизу. Та была в гримерной – переодевалась к выходу на сцену. В комнате  разбиты все стекла и зеркала. Марина перепугалась, что будет захват заложников, как в Москве, в театре на Дубровке. Она схватила дочь за руку и потащила  её к выходу

     Как потом узнали: террорист – египтянин на своей машине врезался в забор театра, разбил его и взорвал себя вместе с машиной. Кстати, египтянин работал в нефтяной компании, на хорошей зарплате и вроде совершенно незачем было совершать ему теракт. Он был в числе зрителей, смотрел спектакль. Офицальная версия – у египтянина проблемы с психикой. Погиб режисер театра, он вышел из здания, услышав шум, хотел  узнать: что произошло. Рухнул театральный буфет, но здание театра устояло. Взрыв был такой силы, что в  радиусе ста метров оказались выбиты все стёкла.

    Машины на парковке горели,  Марина с дочерью  побежали к большой дороге. Лиза была в театральном костюме, босиком, она рыдала в два ручья, думая, что погибли её друзья. Некоторые машины останавливались, предлагали отвезти их в госпиталь, но Марина всем отказывала. Она боялась: вдруг водитель из какой-то террористической банды. Добежали до дороги и попросили полицейского помочь им остановить такси. Только в такси Марина поняла - почему ей предлагали поехать в госпиталь. Всё лицо и руки у неё были в крови. Но царапины оказались небольшие, потом само зажило. У Лизы текла кровь из ноги, порезалась осколками зеркал в гримерной. Кроме того, девушка поранила ступни, пока бежала босиком.

   Всего было госпитализировано около пятнадцати человек. Это еще счастье, что взрыв произошел во время спектакля, когда зрители находились внутри помещения, иначе бы погибло очень много людей. Почти месяц свидетели ходили в полицию, давали показания. При госпитале организовали курсы психологической помощи. Страховку за разбитые и сожженные машины никому не выплатили. Обещали заплатить моральную компенсацию за теракт, но пока ничего не дали. Марина говорит: они с Лизой недели две отходили, не могли есть. Марина среди ночи просыпалась и проверяла окна – двери, всё боялась, что какой-нибудь террорист к ним в дом лезет. До сих пор и мать и дочь взрагивают от любого громкого и неожиданного шума.

 

     История записана в 2005 году   

Комментарии: 0